Картина египетского поля менялась

cialis canada drugs

Картина египетского поля менялась за его долгую историю. Американские пришельцы - кукуруза, помидоры, картофель - прочно поселились рядом с дуррой - африканским просом, луком, сладким картофелем-бататом. Король XIX - первой половины XX века - длинноволокнистый хлопчатник - стал уже равным среди равных, его вытесняют более доходные овощи, фрукты, кормовые культуры, особенно клевер. Но все это - смена акцента, а не сути.

Суть эта - в единой, от Асуана до Средиземного моря, системе ирригации. Известна древнеегипетская клятва Осирису: "Я не загрязнял вод Нила, я не прерывал его течения в нужное время, я не запруживал канала". Все эти преступления не могли быть делом крестьянина. Скорее это была своеобразная "клятва Гиппократа" инженеров-гидрологов фараоновского Египта.

Ирригационная система - плод труда сотен тысяч и миллионов. Но люди - не пчелы и не муравьи. Ими движет не инстинкт, а разум. При строительстве каналов и плотин, при распределении воды ими руководит вполне индивидуальный разум инженера-ирригатора. В условиях Древнего Египта инженер-ирригатор в общественной иерархии, видимо, не уступал воину, военачальнику. Умение создавать систему ирригации и обеспечивать ее функционирование - такие качества наделяли руководителя в глазах населения сверхъестественными атрибутами. Возможно, что все главные боги древнеегипетского Пантеона - Ра, Осирис, Птах, Хорос, которым приписывали функции распорядителей сил природы или общественных работ, были когда-то реальными фараонами-инженерами или же жрецами-ирригаторами, обоготворенными после смерти.

Еще одна важная особенность.

Не только в древности, но и вплоть до конца XIX века Египет не знал частной собственности на землю в качестве главной формы собственности, не знал частной собственности на производителя в качестве определяющей производственные отношения. В условиях централизованной ирригации требовались коллективные усилия всего общества. Производство, сельскохозяйственное в своей основе, требовало и семейного и общинного труда, но только как части всеобщего, коллективного труда, ибо один человек или даже одна община не могли выкопать канал, построить плотину, создать водохранилище. Для управления этими работами, для мобилизации ресурсов требовалась определенная администрация. На каком-то этапе в Египте аппарат, существовавший для организации производства, для общества, превратился в аппарат над обществом, в государственную власть, в государство, для которого организация производства стала лишь вспомогательной функцией рядом с главной - эксплуатацией трудящихся. Но в условиях Египта это была прежде всего коллективная эксплуатация, при которой значительная часть прибавочного продукта, извлекаемого прежде всего из труда крестьян, распределялась сверху вниз, с вершины социальной пирамиды, олицетворяемой фараоном или султаном, в среднюю ее часть. Возможно, что процесс классообразования в додинастический период, когда египтяне стали возводить первые примитивные ирригационные сооружения, совпал с выделением общинной верхушки, а дальше процесс создания "административно-инженерного аппарата" для все более широкой ирригации и образования господствующего класса шел одновременно. У нас нет документов и источников на этот счет.